Обзор электронной коллекции к 81-й годовщине начала блокады Ленинграда

Обзор электронной коллекции к 81-й годовщине начала блокады Ленинграда

Мы ждали и надеялись, умирали и жили дальше»…

81 год прошел со дня начала блокады, одного из самых трагических этапов Великой Отечественной войны.

Основным принципом плана гитлеровского нападения на СССР была неожиданность, руководство Германии старательно дезинформировало Москву. Хотя, как показывают недавно рассекреченные и представленные в электронном виде на портале Президентской библиотеки документы, убедить Сталина в том, что Советское государство не интересует фюрера, было довольно сложно. К тому же, вероятно, сам Гитлер был несколько дезинформирован о боевой готовности Страны Советов. К моменту нападения на СССР Гитлер уже, можно сказать, привык к тому, что его принцип молниеносной войны работает. И поначалу, до августа 1941 года немцы верили, что план «Барбаросса» принесёт им успех и в случае с Советским Союзом.

Взяв Ленинград, гитлеровские войска смогли бы ликвидировать основные базы Балтийского флота, вывести из строя военную промышленность города, а также помешать контрнаступлению против немецких войск, движущихся на Москву.

Гитлер был настолько уверен в скором захвате Ленинграда, что даже выбрал место для торжественной речи – балкон гостиницы «Астория», расположенной в самом сердце города на Исаакиевской площади. Более того, по его приказу были заранее отпечатаны пригласительные билеты на это выступление, а военные летчики получили приказ ни в коем случае не бомбить гостиницу.

Но Ленинград, несмотря на то, что его методично уничтожали регулярными обстрелами и голодом в течение двух с половиной лет, выстоял и так и не был захвачен, а дата на пригласительных открытках Гитлера не была проставлена никогда.

Жители Ленинграда не думали сдаваться. За короткий срок была сформирована армия народного ополчения: стрелковые дивизии, пулемётно-артиллерийские батальоны и партизанские полки, несколько маршевых батальонов. В самом городе в обязательном порядке во всех домах были созданы группы самозащиты жилых зданий, большинство в которых составляли женщины и дети. Они должны были быстро ликвидировать очаги возгорания, сбрасывать с крыши зажигательные бомбы, оказывать помощь пострадавшим.

В августе 1942 года в городе прозвучал мировой шедевр, ставший символом борьбы с фашизмом, Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича. А чтобы репетиции оркестра были возможны, для истощённых музыкантов в той же «Астории» был открыт госпиталь.

Не прекращались выступления артистов Театра Музыкальной комедии. Во время спектакля, по воспоминаниям очевидцев, порой приходилось скрываться в бомбоубежище, а после обстрела зрители и артисты возвращались на свои места, и спектакль продолжался. В пику фашистам был даже проведён казавшийся невозможным и тогда, и теперь легендарный блокадный футбольный матч.

На радио регулярно выступала поэтесса Ольга Берггольц, становясь для истощённых и измученных ленинградцев другом, утешением, подтверждением, что надо держаться. Эти стихи, написанные ею 8 марта 1942 года, были выпущены в сборнике «Ленинград» (1944):

И день за днем лицо мое темнело,

Седины появились на висках.

Зато, привычная к любому делу,

Почти железной сделалась рука.

Смотри, как цепки пальцы и грубы!

Я рвы на ближних подступах копала,

Сколачивала жёсткие гробы

И малым детям раны бинтовала…

Воспоминания жителей города, переживших ужас блокады, составляют, пожалуй, одну из наиболее важных частей масштабной электронной коллекции «Оборона и блокада Ленинграда». Эти артефакты – мемуары, рукописные дневники, письма родных и близких – принесли в Президентскую библиотеку читатели. Уникальные материалы были оцифрованы и размещены на портале учреждения.

«Мама осталась с нами одна. Помню вечер в конце августа 1941 года, – рассказывает в своих воспоминаниях Ирина Юрьевна Неуструева, – мы стояли в очереди за хлебом в булочную… Началась воздушная тревога, но очередь не расходилась. Подошла женщина и взволнованно сообщила, что немцы взяли город Мга. Все возбуждённо обсуждали это событие, понимая, что теперь железнодорожная связь Ленинграда со страной прервана, а значит, выезд из города и доставка продуктов будут невозможны…» Несколькими днями позднее, опять же стоя в очереди за продуктами, все увидели зарево. Это горели Бадаевские склады.  «Многие женщины плакали, – вспоминает Ирина Юрьевна, – понимая, что город обречён на голод…»

По разным оценкам, в блокадном Ленинграде погибло от 600 тысяч до 1,5 миллиона человек. 97% погибли от голода: ежедневно около 4 тысяч человек умирали от истощения. В пищу шли жмых, обойный клей, кожаные ремни.

Для помощи жителям Главное управление ленинградских столовых вместе с учёными и врачами организовали исследования по «изысканию дополнительных пищевых ресурсов» и выпустили брошюру «Использование в пищу дикорастущих съедобных растений». Оказывается, из подорожника можно приготовить оладьи, котлеты, биточки, пюре и фарш. Из листьев одуванчика, собранных весной, клевера, пастушьей сумки получается неплохой салат, а из корней одуванчика – каша.

К весне 1942 года были выпущены листовки: «Каждый трудящийся Ленинграда должен считать своим гражданским долгом вырастить для себя и своей семьи овощи на личном огороде, освободить государство от необходимости снабжать его овощами. <…> Собирайте печную золу для своих огородов. Она увеличит вам урожай овощей». Призыв был услышан, на Исаакиевской площади, в Летнем саду выращивали капусту, картофель, морковь.

«Я был маленьким, и подвигов никаких не совершал, – рассказал в своих воспоминаниях Евгений Владиславович Аганин. Его детский рисунок «Это война» был случайно обнаружен в семейных бумагах и передан на оцифровку в Президентскую библиотеку. – Отец, дядя и тетя были награждены медалями. Все тяготы вражеской блокады, голод и холод, бомбёжки – выдержали более чем два с половиной миллиона жителей города, которые остались здесь. Мы ждали и надеялись, умирали и жили дальше. Слава тем, кто лежал в окопах на передовой и не сдал город врагу. Подобных подвигов народа история не знает. Спасибо героям». Лучше и не скажешь.

Комментарии запрещены.