КОНСТАНТИН ЦИОЛКОВСКИЙ В ФОНДЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

КОНСТАНТИН ЦИОЛКОВСКИЙ В ФОНДЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

17 сентября 2019 года исполняется 162 год со дня рождения Константина Эдуардовича Циолковского, основоположника современной космонавтики, философа, заложившего основы русского космизма. Эти два вектора, определившие движение мысли скромного учителя математики из Калуги, в полной мере отражают как научные труды Циолковского, так и разнообразные материалы о нём, представленные в коллекции Президентской библиотеки «К. Э. Циолковский (1857–1935)», состоящей из разделов «О жизни и творчестве К. Э. Циолковского»«Увековечение памяти» и «Труды К. Э. Циолковского».

Вся жизнь Константина Эдуардовича была подчинена разгадке «истинного положения вещей» на земле и за её пределами. В коллекции Президентской библиотеки широко представлены его научные труды: «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903), «Будущее Земли и человечества» (1928), «Проект металлического дирижабля на 40 человек» (1930), «Реактивный аэроплан» (1930), «Космическая ракета. Опытная подготовка» (1927), «Новый аэроплан» (1929) и другие.

Близкое знакомство с фактами из жизни учёного, почерпнутыми из электронного фонда библиотеки, помогает по-новому понять и оценить значение этой могучей в научном и нравственном отношении личности, многие постулаты которого приобретают сегодня особую актуальность.

В книге Я. Перельмана «Циолковский» (1932) автор обозначает главные этапы деятельности учёного и осмысляет истоки его гениальности. Как известно, в десятилетнем возрасте Константин заболел скарлатиной и потерял слух, вследствие чего не смог учиться в школе и вынужден был заниматься самостоятельно. «В детстве глухота причиняла мне невыразимые муки… хотя я отчётливо сознавал, что оригинальностью своих работ я обязан именно ей», – читаем признание учёного в вышеназванной книге.

Потеря слуха мешала полноценному общению Константина Эдуардовича с внешним миром, но «не вызвала упадка нравственных сил», как пишет О. Кечеджянц в книге «Циолковский» (1940). Будучи ещё совсем молодым человеком, Циолковский написал три труда: «Теория газов», «Механика животного организма» и «Продолжительность лучеиспускания звёзд». Эти труды он послал в Петербургское физико-химическое общество, которое единогласно выбрало его своим членом. О «Механике…» дал хороший отзыв великий русский физиолог профессор Сеченов.

В 1885-1892 гг. он выполнил значительную часть своих работ по обоснованию возможности постройки цельнометаллического управляемого дирижабля, а с 1896 г. систематически стал заниматься теорией движения реактивных аппаратов и предложил ряд схем ракет дальнего действия и ракет для межпланетных путешествий.

Основные труды Циолковского были связаны с четырьмя проблемами: научным обоснованием цельнометаллического аэростата (дирижабля), обтекаемого аэроплана, поезда на воздушной подушке и ракеты для межпланетных путешествий. В первом печатном труде о дирижаблях — «Аэростат металлический управляемый» (1892) —, он дал научное и техническое обоснование конструкции дирижабля с металлической оболочкой. В статье «Аэроплан, или Птицеподобная (авиационная) летательная машина» (1894) учёным были даны описание и чертежи моноплана, который по своему внешнему виду и аэродинамической компоновке предвосхитил конструкции самолётов, появившихся спустя 15-18 лет. В 1895 году Циолковский издал книгу «Аэроплан», в которой он, предвосхитив на восемь лет работы американцев братьев Райт в области авиации, изложил теорию самолёта; этот труд был высоко оценен блестящим русским учёным Н. Е. Жуковским.

Важные научные результаты были получены исследователем в теории движения ракет (ракетодинамике). В 1903 г. в статье «Исследование мировых пространств реактивными приборами» Циолковский применил общие законы механики к теории полёта ракеты переменной массы и обосновал возможность межпланетных сообщений. Им впервые была решена задача посадки космического аппарата на поверхность планет, лишённых атмосферы.

В 1920-х гг. Циолковский много работал над созданием теории полёта реактивных самолётов, изобретя свою схему газотурбинного двигателя. В 1926-29 гг. учёный разработал теорию многоступенчатых ракет и первым решил задачу о движении ракеты в неоднородном поле тяготения, а также вычислил необходимые запасы топлива для преодоления сил сопротивления воздушной оболочки Земли. Его исследования впервые показали возможность достижения космических скоростей. Он первым изучил вопрос о ракете как искусственном спутнике Земли и высказал идею создания околоземных станций как искусственных поселений, использующих энергию Солнца и промежуточных баз для межпланетных сообщений. Помимо этого, исследователь изучал медико-биологические проблемы, возникающие при длительных космических полётах.

Стоит отметить, что в Президентской библиотеке не меньшее внимание, нежели «космической» серии, уделено философским трудам Константина Эдуардовича, сделавшим его классиком русского космизма. Впрочем, в миропонимании учёного обе эти сферы науки неразделимы. Характерно, что среди опубликованных в советское время работ Циолковского труды по ракетной технике занимают весьма скромное место, главным же образом это – философские эссе идеалистического на первый взгляд направления: «Воля вселенной» (1928), «Нирвана» (1914), «Причина Космоса» (1925), «Научная этика» (1930) .

«Населённость вселенной есть абсолютная, хотя не фактическая истина, – пишет Циолковский в последней из названных работ. – Сказать, что вселенная пуста, лишена жизни на том основании, что мы её не видим, есть грубое заблуждение. <…> Материализм во мне уживался с верой в какие-то непостижимые силы, связанные с Христом и Первопричиной. Я жаждал этого таинственного, но все эти общепринятые во всех религиях символы («душа», «потусторонний мир», «рай», «ад») надо глубоко проработать, расшифровать их с космической точки зрения».

Вот уровень задач, которые ставил себе учёный из провинции, по поводу чего его столичные недоброжелатели брюзжали, что этот «выскочка» ставит себя выше Бога. Но это не так: «Я всегда помнил, что есть что-то неразгаданное, что Галилейский учитель и сейчас живёт, и имеет значение, и оказывает влияние до сих пор». Циолковский был учёным-материалистом, но отнюдь не позитивистом марксистского толка. Его терзало «сознание неполноты науки, возможность ошибки и человеческой ограниченности, весьма далёкой от истинного положения вещей. Оно осталось и теперь и даже растёт с годами». Как видим, его упорное желание расшифровать с научной точки зрения систему истин религии со временем только возрастало.

В сочинении «Причина космоса»: с добавлением отзыва о «Монизме Вселенной» и ответов на вопросы по поводу этой книжки (1925) Циолковский продолжает спор со своими оппонентами: «Я хочу привести вас в восторг от созерцания Вселенной, от ожидающей всех вас судьбы, от чудесной истории прошедшего и будущего каждого атома… Мои выводы более утешительны, чем обещания самых жизнерадостных религий. Ни один позитивист не может быть трезвее меня. Даже Спиноза в сравнении со мной мистик, если и опьяняет моё вино, то всё же оно натурально».

Спор не окончен, поэтому в последние десятилетия устойчиво растёт интерес к русскому космизму, его философскому и общекультурному наследию. Об этом говорит целый ряд диссертаций наших современников, например, оцифрованный автореферат Владимира Лыткина на соискание звания доктора философских наук «Философско-антропологический проект К. Э. Циолковского» (2013), где автор пишет: «Уже в начале XX века Циолковский, как и другие космисты, видел то огромное значение, которое могут иметь в будущем для человечества глобальные угрозы: экологические катастрофы, космические катаклизмы, истощение сырьевых ресурсов и т. д. К решению этих и других проблем Циолковский подходил с антропологической точки зрения, поэтому его можно считать основоположником космической антропологии, предметом которой становится изучение вероятных форм жизни во вселенной, изучение космического будущего человечества».

Из электронной копии книги «Константин Эдуардович Циолковский» (1935) можно понять, насколько его мысль опережала общественное сознание своего времени: «1895 г. Возраст 38 лет. Первые мечты о завладении солнечной энергией и жизни в эфире. Книга „Грёзы о Земле и небе“. Посмеялись над этой книгой в журнале „Неделя“. Теперь вышло 3-е издание». Н. Рынин в издании «Русский изобретатель и учёный Константин Эдуардович Циолковский» (1931) подчёркивает самостоятельность мысли учёного: «Везде, во всех своих работах, К. Циолковский проявляет оригинальность и самобытность, и, хотя условия работ в Калуге, городе, в котором он провёл почти всю свою жизнь, не давали ему возможности следить за литературой интересовавших его вопросов, тем не менее, он по разным вопросам опережал многих европейских учёных».

Впрочем, его зарубежные коллеги даже не пытались это оспаривать. В конце книги К. Циолковского  «Ум и страсти» (1928) представлена в переводе с немецкого переписка двух молодых германских учёных А. Шершевского (кратко А. Ш.) и Р. Ладемана (кратко Р. Л.):

«Престарелый русский учёный, К. Э. Циолковский есть первый маэстро, научно обосновавший проблему космического корабля. Его первое сочинение об этом появилось в 1903 году, а в 1924 г. было переиздание этого труда. Затем продолжение работы в русском „Вестнике Воздухоплавания“, который первый из специальных журналов в мире обнародовал классическое обоснование проблемы космической ракеты. В нём теория изумительным образом предвосхитила практику.

В коллекции Президентской библиотеки также представлен комплект из 12 оцифрованных фотооткрыток «К. Э. Циолковский» (2017), где наряду со снимками приводятся высказывания о Циолковском специалистов, имеющих отношение к аэрокосмической отрасли. «Мы – ученики Циолковского и продолжатели его великого дела, – пишет академик В. П. Глушко. – Человечество делает лишь начальные шаги по пути, указанному Циолковским, пути в безграничные просторы окружающего нас мирового пространства, и этот путь не имеет конца, как не имеет его прогресс человечества».

Труды Циолковского в огромной степени способствовали развитию ракетной и космической техники в Советском Союзе и за рубежом. За «Особые заслуги в области изобретений, имеющих огромное значение для экономической мощи и обороны СССР» Циолковский в 1932 г. был награждён Орденом Трудового Красного Знамени.

Константин Эдуардович Циолковский умер 19 сентября 1935 г. в Калуге. Имя Циолковского носит первый в мире музей космической тематики — Государственный музей истории космонавтики.

См. также в Президентской библиотеке:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *